«Я готова к тому, что моя Валя будет не всем удобна, поскольку она не попсовая» – актриса FAKE Лилия Цвеликова о своей героине

Девушка Макса Девизорова – именно так стали воспринимать актрису веб-сериала FAKE Лилию Цвеликову, как только узнали об отношениях пары. На самом деле, Лилия занимается актерством уже более десяти лет! На ее счету такие работы, как сериал «Доктор Вера», проекты «Гадалка», «Следы, исчезают» и «Судья». Также Цвеликова играет в Киевском театре «Золотые ворота», преподает актерское мастерство и озвучивает мультфильмы. А когда ее карьера началась в Одесском театре кукол. Поэтому, получив такую ​​«золотую рыбку» для своего первого веб-сериала FAKE, Новый канал решил рассказать о ней больше. О съемках в FAKE, отношении к социальным сетям и отношения с Максом Девизоровим. Все это читай в эксклюзивном интервью с Лилией Цвеликовой.

FAKE

Для тебя веб-сериал FAKE – это новый рабочий формат?

– Да, для меня, в принципе, это новый формат – комедийного сериала, в котором я приняла участие.

Как тебя пригласили на кастинг «Fake»?

– Я работаю с агентом. Она прислала мне текст проб и описание персонажа. Так случилось, что я записывала первые пробы на свой день рождения. Я была одна за границей. И это было очень необычно, как для повседневного ритуала самопроб.

У каждого человека есть свое мнение о себе: как он выглядит, на что способен и тому подобное. Актер – это штука совсем другая, потому что приходится подстраиваться под разные образы, которые прописывают сценаристы. Когда ты прочитала о персонаже Вале, о чем ты подумала?

– Я не возлагала надежды на этого персонажа. Думала, что совсем не подхожу под него и это вовсе не моя история. Это трудно сказать, читая одну сцену. Нужно ориентироваться на весь сценарий, когда ты видишь концепцию и мотивацию персонажа. Тогда можно понять, чем человек-персонаж живет, дышит и интересуется. Я склонна к такому мнению, что в целом у нас живет очень много типажей, просто с некоторыми больше точек соприкосновения с другими – меньше. Но в этом и есть интерес. Чем более для тебя непонятный персонаж, тем интереснее его разгадывать и находить то, что вас объединит, чтобы как можно точнее его воплотить в жизнь. Персонаж Валя в любом случае интересный, она очень яркая и имеет качества, которые меня восхищают. Могу сказать, что некоторым из них я даже учусь, потому что Валюша – правдоруб. Она радикальная во всем, даже в своем искренности, которая достаточно специфична. Я готова к тому, что моя Валя будет не всем удобна, поскольку она не попсовая. Мой персонаж не боится быть собой.

Знаю, что порой нужно не играть, а проживать роль. Учитывая ваши отличия с персонажем, расскажи, как ты прорабатывала образ Вали? Возможно, брала референсы?

– Я очень много наблюдала, поэтому образ Валюши – коктейль всего, на что я обращала внимание. В профессии наблюдения за людьми рано или поздно становится привычкой. Ты невольно, интуитивно, где-то на подсознательном уровне подхватываешь качества, определенные черты характера, манеру поведения. Например, видишь человека и думаешь: «О, это было бы похоже на моего персонажа, надо взять на заметку». Я очень много наблюдала за манерой общения, мне было важно максимально точно ее передать.

За что Валя влюбилась в Марка?

– Я пока в поисках этого, потому что, думаю, ответа до конца сезона еще не будет найдено. Могу сказать точно, что-то между ними произошло. Это невозможно объяснить. Ее как шандарахнуло. Не буду спойлерить, но там будет разговор с Димой, ее корешем, где она скажет: «Слушай, я хотела заступиться за подругу и не смогла его нагнуть». И он ей ответит с таким удивлением: «В смысле? Ты?» Возможно, это и сыграло роль. Ее привычные методы воздействия на людей не сработали, это и задело. Что-то она нашла в нем.

Я заметила, что ты импровизируешь в кадре. Часто ты такое делаешь?

– В зависимости от ситуации. Очень по-разному это происходит. Иногда ты понимаешь, что хочешь сказать только так и никак по-другому. Чем больше свободы в чем-либо, тем больше ответственности. Ты должен дважды подумать, а стоит ли.

FAKE близок для тебя?

– Ну идейно близок – сто процентов. Слушай, меня часто забавляет то, что происходит в Instagram, в TikTok и во всех других соцсетях. Я вообще стараюсь все воспринимать через призму юмора. Просто так жить легче, потому поводов на то, чтобы разозлиться или на кого-то порефлексировать гораздо больше, чем чтобы порадоваться или от чего-то почувствовать себя хорошо. Режиссер Андрей все время смеется над тем, какая я в кадре, когда злюсь, я этого не умею делать в жизни. И Максиму (прим. Ред. Максим Девизоров сыграл Марка) всегда смешно, когда он это замечает, говорит, что я похожа на свирепого хомячка. Я знаю, что это, в принципе, очень забавно, поэтому сильно злиться я не умею. Пожалуй, это не является моей природой и тем, что поощряет меня к жизни. Я не живу агрессией. Мне чуждо состояние вечного сопротивления. Я просто очень тонко всегда чувствую, что мое, а что – нет. Если что-то не мое, то я не буду пытаться подстраивать это под себя. Я буду ограничивать себя в этом. Если мне где-то некомфортно и я чувствую, что переходят границы моей личной свободы, допустим, или пользуются моей личной жизнью, я не буду вестись на это. Я не дам кому-то возможности использовать что-то ценное и дорогое для меня в своих целях. Например, чтобы спровоцировать меня. В любом случае я не наброшусь на человека, но я дам ровно столько информации, сколько мне комфортно, чтобы ее воспринимали. Не более. Мне не нужно 24/7 быть онлайн и жить для других. Когда у меня есть желание поделиться чем-то, я это делаю. Если нет, сорри, но нет. Ты чувствуешь эти различные состояния самого себя, если нет амбиции к скандалу, или хайп, или инфоповод – значит, она и не нужна.

Follow them: актеры веб-сериала «FAKE» в Instagram

Поцелуй с бездомным и импровизированная драка: чем будет удивлять веб-сериал «FAKE»

Были факапы на съемках?

– Я не назову это факапом, но были разные особенности. Например, когда зритель думает, что ты наслаждаешься теплым душем, на самом деле ты стоишь по щиколотку в ледяной воде. Или когда ты пьешь что-то вкусное, а это на самом деле такая гадость, и приходится изображать наслаждение. Или когда ты изображаешь сумасшедшие чувства, а на самом деле технически думаешь о том, как правильно сыграть эту ситуацию, чтобы зритель понял, что происходит между персонажами. Чаще всего, все близкие сцены почему-то ставят на начало проекта. Чуть ли не в первый съемочный день, когда вы вообще никого не знаете (смеется). Это всегда происходит так: «Привет, я Лиля. Ну что, поцелуемся?» (смеется)

Репетируют ли актеры свои поцелуи?

– Могут быть правки, но, чаще всего, нет. Это всегда обсуждается на берегу: о чем сцена, мы здесь играем, технически разбираемся, где будет камера, под каким углом будет снимать. Затем вы просто взаимодействуете с человеком, хотя ты еще не знаешь, как он себя поведет. Чаще всего, это абсолютно безэмоциональный технический процесс.

Ты не веришь в служебные романы, судя по твоему описанию технического процесса поцелуя?

– Почему? Я просто к этому так отношусь. У меня другое отношение к этому и пониманию того, что я влюбилась. Дело в том, что служебные романы возникают не только в актерской среде. Поэтому я не отношусь к ним, как к чему-то сверхъестественному и особенному. Да, это имеет право на жизнь. Но необязательно влюбляться в своего партнера по съемочной площадке, чтобы ваша игра была убедительной.

Instagram

Невозможно говорить о FAKE без упоминания социальных сетей. У тебя же есть Instagram, но постишься ты мало. Зачем тогда тебе страница?

– Да, у меня есть Instagram. На самом деле, соцсети живут как-то параллельно со мной. Мы очень редко пересекаемся (смеется). Знаешь, иногда мне хочется выложить фото только для того, чтобы потом Instagram напомнил о каком-то прошлогоднем впечатление. Я в нем не зависаю. Иногда хочется повеселиться, выложить какую-то смешную сторис.

Ты ждешь, что количество подписчиков увеличится после выхода FAKE?

– Сказать, что я этого жду, – и нет. Но если это произойдет, то окей.

Это будет для тебя проблемой?

– Нет, для меня это будет чем-то новым. Только тогда, когда это произойдет, я пойму, как оно на меня повлияет. Как это жить со мной. Если мне с этим будет комфортно, я адаптирую это в своей жизни, если – нет, я не буду терпеть ничего, что вызывает мне дискомфорт.

Ты закроешь Instagram?

– Не то, что закрою, я и так не очень активна в нем (смеется). Понимаешь, дело в том, что закрывать свою страницу в Instagram – это как чего-то бояться. Ну он такой, какой есть. Таким мне и нравится, потому страница открыта. Хочешь – подписывайся и следи. Если мне что-то нравится, и я хочу этим поделиться, я это сделаю независимо от предпочтений других. Так устроена жизнь. Одни тебя в восторге, а другие тебя терпеть не могут. Я никогда не стремилась нравиться абсолютно всем, бегать за ругательствами и зависеть от чьей-то оценки. Об этом и «Fake», лично для меня.

Тебе что-то писали странное в Instagram?

– Меня как-то спросили, реальная ли я девушка Девизорова. Это было смешно. Макс сидел рядом, я показала ему и спросила: «Слушай, реально?» А он такой: «Ну, походу, да, попали» (смеется).

А dick pick когда-нибудь присылали?

– Нет, такого не было, но думаю, мы и над этим посмеемся с Максом. Думаю, это будет выглядеть так: одним прекрасным утром я проснусь с криком: «Макс, мне наконец прислали dick pick, юху» (смеется). Мы заценим, посмеемся и пойдем завтракать.

Отношения с Максом Девизоровим

Ты встречаешься с Максом Девизоровим, который в FAKE играет бедбоя Марка. Как вы с Максом познакомились?

– Мы познакомились несколько лет назад. Я пришла в студию, где он до сих пор играет, на премьеру к моей подруге, у которой была там главная роль, и к режиссеру, которая этот спектакль поставила. Я пришла в качестве зрителя и увидела Макса на сцене. В студии «11». Честно, первое мнение о нем я не помню. Мне очень понравилось представление. Помню, после окончания зрители начали подходить к актерам, потому что было очень много близких, родственников и друзей. Это был полузакрытый показ, очень такой семейный. Помню, что к Максу я почему-то подошла, хотя мне это не свойственно, я человек стеснительный и скромный. Мне трудно первой идти на контакт, например, я прилагаю немало усилий, чтобы зайти после спектакля в гримерку к знакомым актерам и выразить свои впечатления, но я даже что-то ему сказала вроде: «Мне понравилось, ты большой молодец».

У тебя не промелькнуло тогда мысли, что это хороший мальчик?

– Вообще нет. На меня не сработал тот «эффект Девизорова»: «Уу, какой хороший мальчик, я потеряла голову». Абсолютно такого не было. Я не умею влюбляться в лицо.

Ну почему в лицо? Ты же видела, как он играет. Может, заметила его профессионализм?

– Как раз только профессионализм и заметила (смеется). Я в профессии долго нахожусь и много вижу, поэтому у меня уже иммунитет на красивых актеров. Когда вокруг тебя очень много красоты, ты полностью в ней и сам являешься предметом обожания для кого-то, ты прекращаешь замечать такие поверхностные вещи. Сначала у меня вообще ничего не возникло к Максу. Потом мы встретились с ним через год уже в моем театре. Он пришел на спектакль, в котором я играла. Я вышла из гримерки и увидела Макса. Это было неожиданно. Я поздоровалась с ним, сказала свое имя, а он ответил, что мы уже знакомы. Я так удивилась этому факту, я вообще об этом забыла! Но на этом все, дальше мы куда-то исчезли по своим делам еще на полгода. Затем мы снова пересеклись на какой-то вечеринке, тогда он ко мне подошел и сказал: «Ты же помнишь, что мы знакомились дважды?» Я ответила, что да, но опять забыла его имя (смеется). Тогда мы пообщались немного и потом уже встретились на площадке. Во время съемок сериала «Доктор Вера», но мы почти не поддерживали связь. У нас просто не пересекались сюжетные линии героев, мы виделись редко только где-то за кадром. Проект закончился, и на следующий день после шапки (прим. Ред. – празднование окончания съемок) Макс позвал меня на свидание.

Как Макс пригласил тебя на свидание?

– Он написал мне в социальных сетях. На самом деле, я не хотела идти с ним на свидание. Ну, не то, что не хотела, просто он выбрал не самый комфортный день для свидания. У меня разболелся зуб, и я как раз искала где бы полечить, это было Рождество, и все больницы были закрыты (смеется).

Ого, девушка, которая не хотела пойти на свидание с Максом Девизоровим! А почему тогда пошла?

– Я не знаю, наверное, интуитивно поняла, что уже надо заканчивать с нашими знакомствами. Вселенная каждый раз намекал: «Лиля, это Макс, тот самый Макс обрати наконец внимание» (смеется).

Где вы провели первое свидание?

– Мы банально посидели в каком-то уютном ресторанчике и очень много говорили. Я вообще не собиралась так долго задерживаться, но каким-то очень странным образом мы очнулись после 8-часового разговора. Даже зуб перестал болеть (смеется). Говорили мы очень долго. Я приехала туда в обед, а мы вышли где-то под закрытие. Через неделю уже начали жить вместе.

Ого! Как же вы решили жить вместе всего через неделю отношений?

– Очень просто. А почему нет? Что должно было помешать?

Обычно парни не такие …

– Ну, чьи-то парни, может, и не такие.

Так это «эффект Лили» так сработал?

– Да (смеется). Не знаю, все просто так сложилось. Когда все просто, когда все так, как должно быть, ты не ставишь лишних вопросов. Мы этого и не делали. Ты просто в один момент отвергаешь все предубеждения, которые могут залезть тебе в голову, потому что они тебе, по факту, не нужны. Мы хотели быть друг с другом все время. Зачем лишать себя этой возможности? Зачем ходить и мучить друг друга?

От кого впервые прозвучало признание в любви?

– От меня. Я первая сказала, что люблю его. Опять же, а почему нет? Я просто понимала, что это взаимно. Я знала, что чувствовала то же, что и Макс ко мне. Просто так сложились обстоятельства. Такая получилась нелепая бытовая ситуация. Макс в очередной раз пошутил, сказал какую-то глупость, а я просто засмеялась и сквозь смех выдохнула: «Я люблю тебя».

Какая у него была реакция? Он сразу тебе ответил?

– Да, это было очень трогательно.

У вас с Максом нет ревности?

– Нет. Нам все хотят их приписать различными способами, но не удается. У меня была очень интересная ситуация, в которой я смогла отследить свою реакцию на все эти стереотипы. Однажды мне написала девушка в Instagram: «У Максима в профиле есть фото с бывшей женой. Вас это не возмущает?» И я в тот момент не подумала о ней что-то плохое, но мне сразу захотелось помочь человеку. Если она пишет, значит, полностью отражает себя. И я ей написала: «У человека есть прошлое, это ее опыт. Если ты принимаешь человека, ты соглашаешься на все ее бэкграунд и скелеты в шкафу, без лишнего лицемерия. И как по мне, это очень честная позиция не стесняться жизнь «до», каким бы оно ни было. Я уважаю его за разумное и вежливое отношение к своей бывшей жене, ведь именно так может поступить именно зрелый и полноценный человек без грязи, фальши и образ. Меня действительно вдохновляет мудрость, благородство и сила Макса по отношению к этому. Я никогда не слышала, чтобы он говорил о своей бывшей жене плохо. Это для меня более цене, чем если бы он поливал ее грязью. Я это принимаю и очень ценю. И Макс чувствует. Так, он развелся, но как же выжил после этого (смеется). Для меня сомнение в нем равносильно унижению. Когда ты ревнуешь человека и не доверяешь ей, это оскорбляет твоего партнера. Он отдает тебе свою часть чувств, себя, разделяет с тобой своей жизнь. Это должно заслуживать доверие. Макса ревновать глупо, потому что он просто не дает мне поводов. Да, иногда я могу, конечно, порефлексировать на эту тему, могу сжать зубы, когда ему приписывают с кем киношные шуры-муры, но это не проявление ревности, это банальное раздражение, и это нормальная реакция на ложь. Я знаю, как он к этому относится, гораздо спокойнее чем я, он вообще внимания не обращает. Это мой человек, и я знаю, что мне сомневаться не в чем. Это все вне нас, оно никак не влияет и не разрушает то, что мы построили друг с другом. В какой-то момент у нас состоялся разговор, когда мы решили для себя, что важнее того, что между нами есть, нет ничего. Поэтому мы просто договорились, что не будем впускать ничего, что будет стремиться нас разрушить. А такого будет много.

Смотри наш первый веб-сериал FAKE уже на YouTube Нового канала!

Общалась Тори Торн