Анастасия Нестеренко: «Наши отношения с Егором – это наш храм»

В «Новенькій» Анастасия Нестеренко сыграла роль простой девушки Веры, которой пришлось разруливать недетские проблемы. Непростую ситуацию с братом, который может попасть в колонию, мешают решить ее чувства к фронтмену школьной группы «Банда» Романа. Фанаты сериала подозревают, что экранные отношения актеров Егора Козлова и Анастасии Нестеренко переросли в реальные. Действительно ли Настя и Егор встречаются? Как это – записывать дуэт с любимым певцом молодежи MELOVIN? И что страшного случилось на съемках сериала? Знакомьтесь ближе с новенькой на Новом в эксклюзивном интервью с Анастасией Нестеренко.

– Сериал «Новенька» – это твой первый серьезный опыт, когда ты в главной роли. Каковы впечатления?

– Я думала, что будет легче. Вера – персонаж, который постоянно плачет. После десятой или одиннадцатой серии я даже просила режиссера Макса Гуленко: «Сделай с этим что-то, я не могу постоянно плакать!» И вот каждый раз, когда снова приходилось лить слезы по шесть сцен подряд, умоляла: «Помогите выжить!» Я находилась на площадке почти все съемочные дни. Были люди, которые могли приехать, снять две сцены и уехать, а я почти всегда была – от начала до конца. Очень утомительно сниматься четыре дня подряд. Как-то на четвертый день у меня так заклинило спину, что пришлось ехать в больницу и делать уколы.

– Насколько ты похожа на свою героиню Веру?

– Конечно, я проводила параллель между нами. Поэтому не сказала бы, что Вера кардинально от меня отличается. Но есть некоторые моменты, когда она более человечная и открытая к другим. Я – не такая. Если мне сделали пакость, то все – идите отсюда. Я очень редко даю людям второй шанс. А Вера умеет прощать. А еще я очень принципиальная и категоричная. Иногда это играет со мной злые шутки. У меня есть много дел, которые я не закончила, потому что уперлась, что так делать не буду.

– А в работе ты тоже так себя ведешь?

– Была такая история. Во время съемок мы всегда идем по тексту. Но как-то я прочитала свои реплики и поняла, что в жизни так никогда не сказала бы. Это была уже не первая серия, и все прекрасно понимали, о чем речь. И вот меня просят сказать два слова, которые и так понятны по общей истории, а я не хочу. Потом меня все же уговорили. Я сказала: «Это полный бред, но хорошо». В работе могу уступить, а в жизни – нет.

Если мне сделали пакость, то все – идите отсюда

– Как проходил кастинг?

– Процесс был тяжелым. Мне даже линзы вставляли, чтобы изменить цвет глаз. Меня утвердили последней. Все уже ходили на читки, собирались на всякие тусовки, шашлыки, а меня еще не утвердили. В последние дни я даже думала, стоит ли идти на очередную пробу. Ведь мы проходили одинаковые сцены, только с разными людьми. Я уже полностью отдала всю себя и не знала, что там нового можно было сделать. Так долго кастинговалась, что уже была мысль: «Берите кого хотите, я уже устала». На кастинге у нас сразу возникла связь с Егором. Мне понравилась сцена, где мы репетируем песню и затем целуемся. К тому же, с другими актерами чувствовала, что именно я – хозяин ситуации, с Егором было наоборот. А по сюжету так и надо.

– Что ты почувствовала, когда тебя утвердили на роль?

– Наконец-то! Больше не надо ездить на пробы! Не скажу, что это было неожиданно. Если бы я дважды приехала на пробы, и меня утвердили, то была бы в шоке. А так отпахала семь или восемь дней, поэтому точно заслужила это. О том, что меня утвердили, мне написали прямо в мессенджере.

Сергей Никитюк снялся в «Новенькій»

– Какая ты была в школе?

– С первого по четвертый класс я была отличницей, у меня даже 10 баллов не было. Моя тетрадь была на доске почета как пример самого красивого почерка. В школу меня отвозила мама, поэтому я приезжала очень рано. Успевала вытереть доску, убирать в классе. А в пятом классе мне поставили 9 баллов за семестр. Тогда я решила: если у меня такая оценка, то вообще не буду учиться. До 7 класса по 12-балльной системе у меня было 4 и 5. Просто в какой-то момент я решила: если не отличница – ничего не буду делать. Не готовилась ни к чему и постоянно списывала. Потом моя семья переехала на два года в Армению. Я училась в двух школах – русской и украинский, чтобы не отстать. И там училась нормально. Когда мы вернулись, и я снова пошла в свою родную школу, поняла, что мне нужно работать на аттестат.

Эти все девичьи сплетни и интриги – не для меня

– Каким был твой переходный возраст?

Я портила маме нервы. С одноклассницами почти не общалась, дружила только с мальчишками. Мне не нравились девушки. Даже сейчас у меня только две подруги. У одной характер, как у мужика, а вторая – просто моя подруга (смеется). Эти все девичьи сплетни и интриги – не для меня. Я выбираю людей, ориентируясь на то, как они общаются с другими. Если не «говнят», то я могу общаться.

– Какие у тебя отношения с родителями?

– Классные. Мама меня очень поддерживает и понимает. Она – психолог, поэтому знает, как правильно подойти, сказать, нажать, чтобы я сделала правильный выбор. Мы с ней больше подруги. А когда я начала работать, стали еще дружнее. Можем сесть, выпить по бокалу вина с сыром, поговорить о чем-то. Она пожалуется мне, а я – ей. К тому же, мама – самый главный фанат «Новенької». Иногда мне кажется, что это она сделала все просмотры (смеется). А папа – авторитет для меня. Мне важно его мнение, к его советам я прислушиваюсь в 99% случаев.

Как снимали сериал «Новенька» на Новом канале

– Когда ты поняла, что актерство – это твое?

– У меня еще не было такого момента. Я не могу утверждать, что актерство – это именно то, чем я буду заниматься всю свою жизнь. С тем, как меня перемыкает, со временем я могу уйти в другую сферу. Пока мне это нравится, буду этим заниматься. Но не уверена, что актерством стану зарабатывать на жизнь, потому что есть проекты, где и без денег хочется работать.

– Съемки «Новенької» продолжались пять месяцев и днем, и ночью. Как ты совмещала это с учебой в театральном?

– Это было очень сложно. Летом мы не учимся, поэтому было время. А вот сентябрь и октябрь выпали конкретно. Именно в этот период у нас проходила подготовка дипломных спектаклей. Я должна была быть там обязательно. А вот на встречу 4-го курса не пошла, у меня была смена. Затем пришла к мастеру, упала на колени и просила отпустить меня. Сошлись на том, чтобы я приходила на репетиции раз в неделю. Мастер – это как классный руководитель. Он главный, и отвечает за все твои прогулы. Ты ему должна отчитываться всегда.

У нас с ним просто был контакт, и каждый поцелуй – это своя история

– Какая была твоя первая роль?

Это был класс девятый или десятый, снималась тогда в эпизоде. Даже не знаю, как они меня нашли. Роль была такая, что я с парнем на свидании на озере вижу, как всплывает труп, и визжу (смеется).

– Какой ролью ты гордишься больше всего?

– Не знаю. Это сложный вопрос. Я очень самокритична.

– Кто за время съемок стал для тебя самым близким?

– Егор. У меня в основном были сцены только с моим братом, полицейским, отцом и Ромой. Сцен в школе было мало. Поэтому с другими актерами мы не часто общались.

– Что вас так сблизило?

– Во-первых, всевозможные экстремальные съемки. Егор всегда был рядом и успокаивал меня. Я ему много плакалась, а он меня поддерживал. Во-вторых, он всегда брал мне обед. Егор – шустрый, а вкусные салаты у нас быстро заканчивались (смеется).

– Как Егор целуется?

– Впервые мы поцеловались еще на кастинге. Тогда он был последним, кто в тот день пробовался на роль Ромы. Поэтому я размышляла так: «Давай нормально поцелуемся, чтобы не делать дубль». У нас с ним просто был контакт, и каждый поцелуй – это своя история.

Может, хоть ты признаешься, вы с Егором встречаетесь?

– Мы много времени проводим вместе, смотрим фильмы, иногда серии «Новенької». Я откровенна с ним, а он – со мной. Можем обо всем поговорить. Для меня это, как кофе с молоком – идеальное сочетание. Вообще наше общение – идеальное. Мало людей, кому я могу все рассказать, а ему могу.

– Почему вы не отвечаете никому, есть ли что-то между вами?

– Потому что не считаю нужным. Это как «Догвилль», есть такой фильм. Когда человеку дают власть – он начинает увеличиваться в масштабах и думать, что может делать все, что угодно. Ты пускаешь других в свою личную жизнь, а потом эту дырочку сделают больше, и она будет невероятных размеров. Есть некоторые темы, которые не хочу обсуждать, не хочу, чтобы там были люди. Наши отношения с Егором – это наш храм. И не нужно, чтобы туда кто-то заходил.

– В «Новенькій» твоего сериального брата сыграл твой реальный двенадцатилетний брат Андрей. Как так получилось?

– За два или три дня до начала съемок никого на роль брата не было. Главная проблема заключалась в том, что ребята были абсолютно на меня не похожи. Например, мне привели прикольного и классного мальчика, но на вид ему было лет шесть, да еще и блондин с голубыми глазами. Я пыталась быть дружественной к ребятам, чтобы они не нервничали. Но все сцены, которые мы записывали, были немного не туда. Как-то ехала домой и подумала, а может своему брату предложить? Бросила ему текст, чтобы он его выучил. Он очень быстро все запоминает, поэтому я была уверена, что не будет тупить «на моторе». Мы сняли сцену на телефон, и я сбросила продюсеру. Потом нас с Андреем попросили приехать на пробы, чтобы записать все в равных условиях. Мы записали, и его утвердили.

У нас есть прекрасная возможность закладывать в детей добро и честность, делать что-то хорошее

– Ты давала ему советы на съемочной площадке?

– Я пыталась сделать максимум до того, как Андрей вошел в кадр. Каждый его съемочный день боялась больше него, особенно когда у меня не было с ним совместных сцен. Когда режиссер ему что-то говорил, я думала, что не так нужно с ним разговаривать, потому что он сейчас замкнется в себе. На площадке брат меня слушал, хотя в жизни этого не делает. После первого съемочного дня Андрей подарил мне огромную шоколадку и записку с благодарностью.

– В отличие от Егора в сериале «Новенька» ты поешь сам. Вместе с MELOVIN исполняешь песню «Вітрила». Как прошла запись в студии?

– Я волновалась, потому что на запись приехали продюсеры и наш звукорежиссер. Мне было страшно и стыдно петь перед ними. С MELOVIN мы виделись в студии, но вместе не записывались. Получилось даже так, что я писалась первая. То есть, не знала мелодии и не могла подстроиться под MELOVIN. Сразу после записи написала звукорежиссеру, что в случае чего можем переписать. Через несколько дней снова приехала на студию и записалась, уже подстраиваясь под пение MELOVIN.

– У тебя были какие-то казусы на площадке?

– Был один момент, когда надо было быстро выходить из дверей. И как-то так случилось, что я влетела в них головой. Раздался такой звук, будто что-то разбилось. Отлетела назад, в глазах потемнело, и я начала плакать от боли. Почти все было в крови, сразу вылезла шишка, поэтому пришлось переносить съемки моих кадров. Меня пытались вылечить прямо на съемочной площадке, чтобы я смогла сниматься, потому что у меня было еще две сцены. Мне всегда важно доделать работу до конца, особенно когда понимаю, что мы опаздываем на час или два. Задерживать группу – это жестоко.

– После выхода сериала в эфир в тебя прибавилось подписчиков в Instagram. Что тебе пишут?

– У меня сейчас 11 тысяч подписчиков, а было всего 800. За последние семь дней я провела в Instagram 16 часов 30 минут. Несмотря на то, что несколько дней вообще туда не заходила. Просто стараюсь отвечать всем, трачу на это много времени, сил и энергии. Я чувствую, что что-то должна этим людям. Но когда отвечаю один раз, они хотят продолжить общение, а я не могу, и мне стыдно. Не знаю, как избавиться от этого ощущения. Раньше на меня были подписаны только мои знакомые. Я могла что-то выставить, особо не задумываясь об этом. А сейчас перед тем, как выставляю пост или сториз, всегда думаю, как это повлияет на ребенка 12-ти лет. Чувствую ответственность за это, потому что сама имею брата такого возраста. У нас есть прекрасная возможность закладывать в детей добро и честность, делать что-то хорошее.

– Что самое странное писали?

«Я завидую твоему брату, хочу быть твоей сестрой». Брат говорил: «Ой, зря» (смеется).

– Какой совет ты дала бы школьникам?

– Я бы сказала: включи голову, думай. Есть много ситуаций, где нужно остановиться и подумать, стоит это делать или нет. На каждое наше действие или бездействие есть свое наказание. А на ошибках не надо зацикливаться. Думай, что делать дальше, как идти с этим багажом, и как добраться до того, чего ты хочешь.

Автор: Тори Торн